НИКОЛАЕВСКИЙ БОРИС ИВАНОВИЧ

(псевд. А. Андреев, Н.Борисов, Г.Голосов, Е.Николаев и др.) (8.10.1887, Белебей, Уфимской губ. 1966, Нью-Йорк) историк, политический деятель. Сын священника. С 1901 в социал-демократическом движении, в 1903-6 большевик, затем меньшевик. Учился с 1898 в самарской, с 1899 в уфимской гимназиях, но не закончил обучение, т.к. в 1904 был арестован. Всего арестовывался 8 раз, трижды ссылался, совершал побеги из ссылки. Вел партийную работу в Уфе, Самаре, Омске, Баку, Петербурге, Екатеринославе, Делегат 5-го съезда РСДРП (1907) от Батумской организации. Печатался в меньшевистских изданиях («Наше слово», 1912: «Новая рабочая газета» , 1913-14; «Наша заря», 1913;). В 1917 левый меньшевик, сотрудничал в «Рабочей газете» и «Искре». На 1 -м Всероссийском съезде Советов (июнь 1917) был избран членом ВЦИК; входил от ВЦИК в комиссию П.Щеголева по изучению архива департамента полиции при Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. После образования в Самаре Комитета членов Учредительного собрания (1918) был представителем меньшевистского ЦК в Поволжье и на Урале, в 1919-в Сибири; по возвращении из Сибири в Москву в июле 1919 призвал к совместной с большевиками борьбе против Колчака. С 1920 член ЦК меньшевиков. Работал в 1919-21 в историко-революционном архиве в Москве, сотрудничал в журнале «Былое» (1917-18, 1921). Протест Н. против подавления большевиками Тамбовского и Кронштадтского восстаний привел к его аресту 21.2.1921; освобожден из Бутырской тюрьмы в феврале 19 22 в результате длительной голодовки вместе с Ф.Даном и др. меньшевиками, после чего выслан за границу. Обосновавшись в Берлине, выступал со статьями и обзорами в журнале «Новая русская книга» (1922-23), печатался также в сборниках С.Мельгунова «На чужой стороне» (1924-25) и «Голос минувшего на чужой стороне» (1926), в журналах «Современные записки» (1938-40), «Русские записки» (1938-39). Один из создателей журнала «Летопись революции» (1923), участвовал в редактировании одноименной мемуарной серии, выходившей в издательстве З.Гржебина. Тогда же начал собирать книги, газеты, рукописи, фотографии, документировавшие политическую историю России. Представитель Русского заграничного исторического архива (Прага) в Берлине, с декабря 1924 по 1931 заграничный представитель Института К.Маркса и Ф,Энгельса, собирал по поручению его директора, Д.Рязанова, документы и печатные издания по истории международного рабочего движения. Продолжал сотрудничать в выходивших в СССР журналах «Каторга и ссылка» (1922-31) и «Летописи марксизма» (1926-30), главным образом, как рецензент советской и эмигрантской исторической литературы. После того, как осудил коллективизацию и репрессии сталинского режима, был лишен в феврале 1932 в числе других эмигрантов-меньшевиков советского гражданства. Приход к власти в Германии нацистов вынудил Н. переехать в 1933 в Париж; сумел вывезти из Берлина архив Германской социал-демократической партии, переданный затем Международному институту социальной истории в Амстердаме; возглавлял парижское отделение института. В феврале-апреле 1936 по поручению меньшевистского руководства вел переговоры с Н.Бухариным и др. представителями ВКП(б) о продаже СССР архива К.Маркса; высказывания Бухарина о борьбе в большевистской верхушке привел (в переработанном виде и не называя его имени) в анонимной статье «Как подготовлялся московский процесс. Из письма старого большевика» (опубл. в дек. 1936янв. 1937 в «Социалистическом вестнике»), более полно и точно в 1965, в интервью «Бухарин и оппозиция Сталину» (на англ. яз., в сб. «Власть и советская элита»; на рус.яз., в «Социалистическом вестнике»), а также в письмах Н.Валентинову, Б.Суварину, Л.Фишеру и др. Общался в Париже с сыном Л.Троцкого Л.Седовым, консультировал Троцкого в связи с его работой над «Историей русской революции». В 1940 переехал в США, Сотрудничал в русских эмигрантских изданиях («Новый журнал», 1942-51: «Народная правда», 1948-50: «На рубеже», 1951-52: «Новое русское слово» , 1952-59), в еврейском социал-демократическом журнале «Форвертс», издавал журнал «За рубежом». Занимал должность директора Американского рабочего архива в Нью-Йорке. В 1948 основал Лигу борьбы за народную свободу, оказывал помощь новым советским эмигрантам, в том числе бывшим солдатам армии А.Власова; подготовил вместе с Д.Далиным книгу о принудительном труде в СССР (1948). Входил в редакцию «Социалистического вестника», в марте 1952 подписал обращение группы меньшевиков и эсеров, в котором декларировался отказ от мировоззренческого характера социализма и от традиционного для России деления его на марксистский и народнический. Оспаривая мнение Валентинова, объяснявшего политику Сталина психической болезнью, утверждал, что Сталин «исключительно преступная натура, полностью отвечающая за свои действия». Большая часть архива и библиотеки Н., захваченная в Париже нацистами, по-видимому, погибла в Германии; в США он возобновил сбор материалов, но отказывался открыть доступ к ним, что вызвало трения с другими меньшевиками участниками американского проекта по изучению истории меньшевизма. В конце 1963 продал коллекцию (более 250 фондов) Гуверовскому институту войны, революции и мира при Стэнфордском университете, оставаясь ее хранителем, Литературное наследие Н. насчитывает свыше 500 книг, статей и документальных публикаций, изданных на 10 языках. Среди них работы по истории РСДРП и партии эсеров, биографические очерки о лидерах этих партий А.Потресове (1937), П.Гарви (1946), В.Чернове (1953), И.Церетели (1963), комментарии к сборникам писем Г.Плеханова, П.Аксельрода, Ю.Мартова, Потресова, а также статьи о текущей советской политике и деятелях СССР. Старые меньшевики ставили эти статьи ниже исторических работ Н.: «Он очень много знает и очень жаль, что он вылезает из прошлого и лезет в настоящее, которого он не знает и о котором судит по-суздальски» (Л.Цедербаум-Дан). Преобладало, однако, иное мнение: «Такого знания истории русского революционного движения, истории КПСС и истории Советского Союза, какое было у Б.И. не было ни у кого в мире» {Р.Гуль). Рассматривая «историко-партийную» литературу, выходившую в СССР, Н. постоянно указывал на искажение фактов в угоду политике правящих кругов. Помимо исключительной эрудиции, современники отмечали свойственную ему безукоризненную точность («он мог увлекаться, мог быть несправедливым в своих оценках, но выдумщиком он не был») и «феноменальную, почти «фотографическую» память». Наиболее значительное историческое исследование Н. книга об Азефе; в деле Азефа он видел классический пример полицейской провокации, которая сложилась в царской России «в стройную, законченную систему». Использовал, наряду с архивными документами и воспоминаниями, записи бесед с теми, кто знал Азефа; подобным же образом собирал с конца 20-х свидетельства эмигрантов о русском масонстве начала XX в., но отказался от публикации записей, как и подготовленной статьи, подчинившись возражениям своих информаторов бывших масонов. Своей деятельностью историка и архивиста Н. способствовал распространению интереса к новейшей российской истории в США. По словам Р.Такера, для многих англоамериканских историков он «был и остается в полном смысле слова наставником». После смерти Н. издано несколько сборников материалов из его коллекции и книг, основанных на этих материалах.

Энциклопедия русской эмиграции 

НИКОЛЬСКИЙ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ →← НИЖИНСКИЙ ВАЦЛАВ ФОМИЧ

T: 0.108408274 M: 3 D: 3