ТРУБЕЦКОЙ НИКОЛАЙ СЕРГЕЕВИЧ

(16.4.1890, Москва 25.6.1938, Вена) лингвист, философ, культуролог. Древняя княжеская фамилия Трубецких восходит к роду Гедиминовичей, среди предков Т. декабрист Сергей Петрович Т., его дядя известный философ и богослов Евгений Николаевич Т. Отец, Сергей Николаевич Т. профессор Московского университета, недолгое время его ректор. Обстановка в семье благоприятствовала раннему и всестороннему развитию мальчика. Еще 13-летним гимназистом Т. начал регулярно посещать заседания этнографического отдела Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете. Председатель общества В.Миллер (крупнейший фольклорист, иранист, директор Лазаревского института восточных языков), известный археолог С.Кузнецов, изучавший ареал поволжских финнов, оказали большое влияние на формирование научных интересов Т., обратившегося к изучению финно-угорского фольклора и соответствующих языков, В 1905 в «Этнографическом обозрении» (т. 17, № 2-3) появилась первая публикация Т. «финская песнь «Kulto neito» как переживание языческого обычая». За ней последовало еще несколько публикаций по финно-угорской и северо-кавказской фольклористике. Занятия в этой области, по признанию самого ученого, способствовали пробуждению в нем серьезного интереса к теоретическому языкознанию. В 1907 Т. приступил к изучению палеоазиатских языков Восточной Сибири и кавказских языков. По совету Кузнецова он начал собирать сведения о камчадальском (ительменском) языке, составил словарь и краткий грамматический очерк языка. Потребность в расширении материала побудила его обратиться за консультацией к Иохельсону, Богоразу, Штернбергу трем ученым-народовольцам, специалистам по палеоазиатским языкам, которые сперва отбывали ссылку на Дальнем Севере, а позже приобрели глубокие познания в специальных экспедициях. Когда BoroJ)a3 приехал в Москву и нанес визит своему корреспонденту, то был поражен, встретив гимназиста. Будучи уже автором трех публикаций, Т. экстерном в 1908 окончил 5-ю мужскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Московского университета. Сначала он посещал занятия по циклу философско-психологического отделения, а потом по отделению западноевропейских литератур; продолжал заниматься в миллеровском этнографическом обществе. Стремясь овладеть фундаментальными филологическими знаниями в области древних языков и точными методами лингвистического анализа, перешел после 3-го семестра, в 1910, на только что созданное отделение сравнительного языковедения, где первоначально обучалось 12 человек. Кроме греческого, латинского, старославянского, студенты углубленно изучали готский, литовский, авестийский языки и санскрит, обучались приемам сравнительно-исторического и этимологического анализа. В 1911 часть летних каникул Т. провел в имении В.Миллера на Кавказском побережье Черного моря; активно собирал материалы по черкесскому языку. Весной 1913 прочел три лекции для участников съезда естествоиспытателей, географов и этнографов в Тифлисе. В 1912 состоялся первый и единственный выпуск отделения сравнительного языковедения; его смогли закончить только двое М.Петерсон и Т., подготовивший работу «Образование будущего времени в главнейших индоевропейских языках». Оба выпускника были оставлены при университете для магистерской подготовки. В конце 1913 Т. стажировался в Лейпцигском университете одном из главных центров тогдашней индоевропеистики. В Россию возвратился незадолго до начала 1-й мировой войны. В течение 1914-15 Т. готовился к доцентуре. В 1915 он стал приват-доцентом Московского университета; проводил со студентами занятия по сравнительному языкознанию и санскриту. В 1915 Т. выступил на заседании Московской диалектологической комиссии, возглавлявшейся Д.Ушаковым, с докладом, посвященным критическому разбору книги А.Шахматова «Очерк древнейшего периода истории русского языка». По признанию Т., доклад, раскрывавший несовершенство и дефекты метода реконструкции языка, унаследованного школой Ф.Фортунатова, произвел эффект разорвавшейся бомбы, поскольку до того все московские лингвисты принимали методологические принципы этой школы безоговорочно. Т. сделал своей задачей поиск иного метода. Летом 1917 Т. отправился с научными целями на Кавказ, но вскоре оказался странником, гонимым обстоятельствами, В марте 1918 попал в Баку, болел тифом. Потом Кисловодск и Ростов, где в местном университете он был доцентом и занимал кафедру сравнительного языковедения. Еще в Кисловодске Т. начал писать диссертацию «Опыт праистории славянских языков» и, невзирая на скудость библиотеки Ростовского университета, продолжал работать над сравнительной грамматикой языков Северного Кавказа. Обе рукописи были оставлены на хранение в Ростовском университете при эвакуации в Константинополь в декабре 1919 (их дальнейшая судьба неизвестна). Удалось вывезти только несколько тетрадок с заметками; в эмиграции Т. вел работу по восстановлению утраченного. В 1920 Т. оказался в Софии и возобновил свою преподавательскую и научную деятельность. Воспользовавшись рекомендацией болгарского историка И.Шишманова, когда-то подарившего свою книгу 15-летнему Т. с посвящением: «Будущему историку древних болгар», он был принят доцентом в Софийский университет на вновь созданную кафедру сравнительного языкознания, Основной курс Т. «Введение в сравнительное языкознание с особым вниманием к главнейшим индоевропейским языкам» собрал всего трех слушателей. Одно время он подумывал о переезде в Прагу, однако сознавал, что, не имея научной степени и печатных трудов по специальности, ему будет трудно устроиться на новом месте. Т, решил побольше писать и печатать. Работал он много; в Софии написал 10 работ по лингвистике и истории культуры. Постепенно расширил сферу научной деятельности, особо сосредоточившись на проблемах философии истории. Свои изыскания Т. обобщил в книге «Европа и Человечество» (София, 1920), вызвавшей много откликов в зарубежье и, по существу, положившей начало евразийству. Эта работа была задумана Т. еще в 1909-10 как первая часть трилогии, носящей название «Оправдание национализма». Все последующие годы он принимал активное участие в деятельности евразийского движения, публикуясь в сборниках «Исход к Востоку» (София, 1921), «На путях» (София, 1922), «Россия и латинство» (Берлин, 1923); в «Евразийских временниках» и «Евразийских хрониках», «Верстах». В 1925 в Берлине была опубликована его работа «Наследие Чингисхана. Взгляд на российскую историю не с Запада, а с Востока» (предназначенную для распространения в СССР), ав 1927 в Париже «К проблемам русского самопознания». Концепция Т. основывалась на мультилинейной схеме исторического развития. В противовес традиционной характеристике прогресса как поступательного движения вперед Т. трактовал прогресс как реализацию разнообразных возможностей, заложенных в различных культурах. Он ввел новый принцип качественной несоизмеримости культур, настаивал на отказе как от «эгоцентризма» одного народа, одной культуры, так и от общечеловеческой культуры, одинаковой для всех народов. Особое значение придавал «органическому», спонтанному развитию национальной культуры, исходя из ее собственных начал, не допуская сильного влияния со стороны других цивилизаций или критически его осваивая. Воздействие европейской цивилизации, стремящейся во всем мире нивелировать индивидуальные национальные различия, сыграло для России, по мнению Т., роковую роль: способствовало превращению страны в милитаристскую и крепостническую, а позднее привело к становлению большевизма, Идеологическая дорога Европы, утверждал Т., «пройдена до конца» и привела в тупик: русские должны отказаться от европейских форм политического мышления, перестать верить в возможности идеального законодательства, автоматически гарантирующего всеобщее благополучие, В работе «Вавилонская башня и смешение языков» Т. писал, что наиболее жизнеспособной является культура отдельного «национального организма»; из национальных культур составляется «радужная сеть», единая и гармоничная в силу непрерывности и в то же время бесконечно многообразная в силу своей дифференцированности. Т. выдвинул идею идеократии в статье «О государственном строе и форме правления» (Евразийская хроника, 1927, вып. 8), которую П.Савицкий рекомендовал всякому, кто хотел основательно ознакомиться с евразийством. В ней утверждалось, что евразийская культура создает особый тип государства, основанного на сильной власти, близко стоящей к народу. С конца 1922 Т. жил в Вене, преподавал в Венском университете, на кафедре славистики, которую вскоре возглавил. В университете он подготовил и прочел около 100 курсов по славянским языкам и литературам. И хотя с 1924 им было написано и опубликовано 111 книг, статей, рецензий (полная библиография его работ содержит 17 1 название), все же Т. предпочитал живое общение с коллегами и студентами. Он посещал Семинар им.Н.Кондакова (Прага), Пражский лингвистический кружок, который стараниями Т. сделался центром мировой фонологии. Во многом благодаря организаторскому таланту Т. стало возможным проведение 1 -го международного конгресса лингвистов в Гааге (1928) и 1-го международного съезда славистов в Праге (1929): Т. подбирал участников, занимался выработкой платформы. Его доклады были заслушаны на 3-м (Рим, 1933) и 4-м (Копенгаген, 1936) конгрессах лингвистов, К концу 1920-х Т. уже считался одним из ведущих специалистов по языковедению. Основы фонологического учения Т. широко излагались на чешском и украинском языках; библиографические обзоры литературы по языковедению завели особый отдел для работ «школы» Т. В Будапеште даже появилась специальная кафедра фонологии. В 1930 Т. был избран членом Венской академии, а в 1933почетным членом Финно-угорского общества. Во многих областях науки труды Т, являлись пионерскими. Он первым обратился к проблемам лингвистической географии; первым в истории славистики предложил в 1921 периодизацию общеславянской праязыковой истории, разделив ее на 4 периода. Многие положения, выдвинутые им при рассмотрении праславянского и славянских языков, могут быть использованы и при изучении других языковых семей. Он находил общие линии эволюции языка, постоянно учитывал географический фактор и воздействие экологии, что в то время было ново для гуманитарных наук.Т. размышлял над будущим языков, с большим вниманием относился к проблеме искусственного международного языка.Т. обладал редким даром глубоких научных обобщений на фоне совершенно необычных постановок конкретных вопросов. А.Мейе заявил на 1 -м международном конгрессе языковедов, что Т. является «сильнейшей головой современного языкознания». Т. умер вскоре после вторжения гитлеровцев в Австрию. Германский фашизм не простил Т. его непримиримости к насилию над культурой, над народами, его выступлений против пропаганды идей расизма. Тяжелобольной, Т. находился в больнице, когда гестапо устроило обыск в его кабинете. Значительная часть рукописей, в том числе и неоконченный «Опыт предыстории славянских языков», при обыске была изъята, а в дальнейшем потеряна или уничтожена. Уже посмертно появились на немецком языке его «Grundziige der Phonology» (1939). Этот труд завоевал себе широкое признание как классический, проложивший новые пути в науке о языке (несколько раз изд. на нем. франц., а также на англ., япон., итал., исп,, польск, и рус. яз. Хотя смерть помешала автору дописать заключительные страницы рукописи и завершить ее подготовку к печати, общий замысел книги получил в ней полное и последовательное осуществление, завершив длительный этап теоретической разработки фонологии. В 1973 в Венском университете была установлена мемориальная доска в честь русского профессора. Идеи Т. повлияли на становление московской фонологической школы. На родине статьи Т. впервые появились в журнале «Вопросы языкознания» (1958, 1959). В 1960 вышли «Основы фонологии», а в 1987 «Избранные труды по филологии» с детальным обзором научной деятельности ученого. В 1990-е стали активно печататься его труды, излагающие евразийскую концепцию. Без богатого духовного наследия Т. невозможно представить современную филологию, отечественное славяноведение, теоретическое языкознание, философию языка, историю мировой культуры.

Энциклопедия русской эмиграции 

ТРУБЕЦКОЙ ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ (ПАОЛО) →← ТРОШИН ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

T: 0.091432982 M: 3 D: 3